Login
Register
+7 /495/ 641 04 26facebook icon
 
  • 8
  • 12
  • 11
  • 3
  • 6
  • 10
  • 7

beijing

Новости

1UNESCO_ISEDC_EDUC22 ноября 2010 года в МЦУЭР состоялась церемония закрытия 4-ой сессии совместной образовательной программы ЮНЕСКО/МЦУЭР для специалистов из стран с развивающейся и переходной экономикой.

rus esСегодня в Брюсселе (Бельгия) проходит Юбилейная конференция "10-летие Энергодиалога Россия-ЕС". Основные спикеры форума: Министр энергетики Российской Федерации Сергей Шматко и Комиссар по вопросам энергетики Европейского союза Гюнтер Эттингер.

12proektВнесенный в Госдуму проект поправок в закон N 35 “Об электроэнергетике” изменяет подход к стимулированию возобновляемой энергетики, продекларированный в законе 2007 года.

Развитие ее будет уникальным: в отличие от ЕС и США, в РФ “зеленая” энергетика будет субсидироваться через рынок мощности, покупка которой в определенные сроки существования “зеленой” станции будет обязательной, как в случае АЭС и ГЭС, сообщает “Коммерсантъ”.
Поправки в закон “Об электроэнергетике” предполагают, что правительство в перспективе определит “основные условия договоров по поставке мощности”, ее цену, а также сроки, когда покупка мощности является обязательной. Малым ГЭС, ветровым, геотермальным, приливным и солнечным станциям Белый дом обеспечит гарантированное участие в энергосистеме, как ГЭС, атомным и части тепловых станций.
Действующее законодательство предполагает обязательную покупку электроэнергии, выработанной с использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а его подзаконные акты — компенсацию государством затрат на присоединение ВИЭ к сети для объектов мощностью менее 25 МВт. Но по словам Артема Чурикова из аналитической компании AEnergy, за четыре года система не заработала, и перспективы ее “непонятны”: “Процедура квалификации неподъемна для объектов мощностью менее 50 МВт и сложна для объектов мощностью менее 200 МВт. В системе смогут участвовать только крупные игроки (”РусГидро”, ОГК и ТГК), но многие из них не заинтересованы в ВИЭ. Ни рынок децентрализованной генерации электроэнергии, ни рынок тепла не охвачены поддержкой”.
Идея изменения подхода принадлежит НП “Совет рынка” и компании “Ренова”, которые обратились с соответствующими предложениями к премьер-министру Владимиру Путину, пояснила глава департамента экологии и энергоэффективности “Агентства прогнозирования балансов электроэнергетики” Ольга Новоселова. Авторы обосновывают ее тем, что в отличие от обязательной покупки электроэнергии ВИЭ, покупка мощности ВИЭ не будет оплачиваться ростом тарифов для конечных потребителей. По словам директора НП “Совет производителей энергии” Игоря Миронова, сама идея стимулирования ВИЭ через договоры на предоставление мощности принадлежит президенту ЗАО КЭС Михаилу Слободину и позволит “расширить механизм обеспечения возвратности инвестиций” через оптовый рынок мощности. В “КЭС-Холдинге”, впрочем, “Ъ” заявили, что “никакого отношения к поправкам не имеют”. По данным других источников, закон также поддерживала и компания “РусГидро”, имеющая планы развития малых ГЭС и ветроэнергетики. Как бы там ни было, предложения нашли поддержку в Минэнерго и правительстве.
При покупке мощности проекты ВИЭ смогут окупаться через повышенную плату за нее и поставлять дешевую “альтернативную” энергию в сети после возврата инвестиций. Эта система отлична от всех имеющихся сегодня в мире инструментов стимулирования возобновляемой энергетики — в ЕС и на Украине используются, так называемые “зеленые” тарифы: сети закупают выработанную ВИЭ энергию по завышенным тарифам, оплата которых ложится либо на потребителей, либо компенсируется прямыми госсубсидиями сетям и производителям. В США активно вводят “зеленые сертификаты”, классическая схема которых связана с квотированием (участники рынка принимают на себя обязательства по производству, передаче и потреблению энергии ВИЭ, сертификаты служат доказательством их выполнения, а нарушители уплачивают штрафы или покупают сертификаты в объеме недовыполнения). Между тем Игорь Миронов убежден, что новации РФ в стимулировании ВИЭ вполне жизнеспособны. “Я думаю, что схема работоспособна. Этот инструмент уже начал обкатываться рынком”,— говорит он.
Отметим, что пока федеральное стимулирование ВИЭ существует только на бумаге, регионы сами поддерживают альтернативную энергетику — за счет прямых субсидий, покупки энергии, поддержки соответствующих институтов и НИОКР. Речь идет о развитии ВИЭ в изолированных зонах, децентрализованной генерации электроэнергии (домохозяйствами и предприятиями-потребителями), а также генерации тепла. “Легче себе построить котельную, чем присоединяться к сети”,— поясняют интерес к ВИЭ в “Совете рынка”. По данным AEnergy, такие проекты уже есть в Архангельской, Нижегородской, Свердловской, Астраханской, Ульяновской, Волгоградской областях, Алтайском и Краснодарском краях и Туве.
Впрочем, федеральным чиновникам торопиться некуда: официальная цель — увеличить долю “альтернативной” энергетики в объеме генерации с 1% в 2010 году до 4,5% в 2020 году — вряд ли может считаться амбициозной (в ЕС к 2020 году этот показатель должен составить 20%). Однако вероятно, что реальная доля ВИЭ, не включенная в официальный энергобаланс, будет расти быстрее: стимулом для ее развития станут растущие тарифы и ограничения на вхождение в рынок.

По материалам “Коммерсантъ”

1nabukoТуркмения обязалась поставлять природный газ для проектируемого трубопровода Nabucco. Об этом на международной энергетической конференции в Ашхабаде заявил вице-премьер республики Баймурат Ходжамухамедов.

По его словам, поставки газа в Европу были частью плана Туркмении диверсифицировать свои экспортные рынки. Республика уже продает свой газ в Иран, Китай и Россию.
Туркмения готова отправлять в Европу ежегодно до 40 млрд кубометров природного газа в случае реализации проекта газопровода Nabucco и уже заручилась поддержкой некоторых прикаспийских стран по прокладке транскаспийского газопровода.

Nabucco, по которому газ должен пойти из Средней Азии и Ближнего Востока в Европу в обход России, планируется ввести в 2014 году с первоначальной пропускной способностью 15 млрд кубометров в год.
Прокладке транскаспийского газопровода мешает неурегулированный вопрос территориального разделения Каспия. Но, по словам Баймурада Ходжамухаммедова, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов на саммите прикаспийских государств в Баку предложил, чтобы любые две из пяти стран, выходящих к Каспийскому морю, по взаимному согласию могли прокладывать подводные трубопроводы, и большинство прикаспийских государств его поддержали

По материалам Центра энергетической экспертизы